В тени Везувия: немного о неаполитанском крое — LifeStyle: онлайн издание
В тени Везувия: немного о неаполитанском крое
3 августа, 2021

Как известно, голые люди имеют крайне малое влияние в обществе, а потому нам приходится одеваться, даже когда столбик термометра переваливает за отметку 30 градусов. Поучиться искусству выглядеть элегантно в жару стоит у неаполитанцев.

В 1930-х годах у подножья Везувия началась революция, отголоски которой заметны в мужской моде по сей день. До войны неаполитанцы при деньгах выглядели как образцовые англичане. Их одежда была хорошей копией стиля Сэвил-роу, ведь многочисленные портные того времени подгоняли, перешивали и копировали привезенные из Лондона костюмы. Ткани также были в основном английскими и шотландскими, а значит плотными и тяжелыми. Только в Лондоне +35С в тени – это погодная аномалия, а в Неаполе самое обычное дело.

В 1930-е годы в городе параллельно трудились двое талантливых портных. Анджело Блази следовал английскому канону: кроил пиджаки прилегающего силуэта с основательным бортовым пакетом (внутренние прокладки из конского волоса). А в ателье с говорящим названием London House, принадлежавшем торговцу тканями Дженнаро Рубиначчи, трудился молодой мастер Винченцо Аттолини. Он тоже досконально знал английский крой, но почитал работы британца Шолте, главным заказчиком которого в то время был герцог Виндзорский (отрекшийся от престола Георг VIII), человек с такой медийной властью по части стиля, что ей позавидовали бы многие современные инфлюенсеры. Шолте придумал так называемый «драпированный крой»: его пиджак был чуть более свободным, ткань драпировалась на груди естественным образом, а плечи не выстраивались в жесткую прямую линию с помощью накладок. По словам очевидцев, пиджаки на одну и ту же фигуру у Аттолини и Блази могли отличаться на два дюйма в плечах. И если Блази по английской традиции лепил костюм-броню, то Аттолини искал способы облегчить конструкцию. Для этого он начал избавляться от части внутренних прокладок из конского волоса, которые обеспечивали пиджаку структуру, но в то же время уплотняли его.

Фото: cesareattolini.com

Конечно, революция не произошла в одночасье. После войны у Блази случился период возрождения. Его ученик, портной Паскуале Сабино, вспоминал, что люди, исхудавшие от голода, хотели выглядеть более здоровыми и потому заказывали пиджаки в английском стиле – позднее они сами же станут называть их «крабьими панцирями». Однако неаполитанская паста и жара сделали свое дело: поправившись, мужчины захотели большего комфорта. Настало время Аттолини.  

Стоит сказать, что поначалу никто не принимал его эксперименты всерьез, но он с упорством продолжал их уже в собственном ателье. Слава пришла к нему, когда в легкие пиджаки переоделись завсегдатаи Капри – кинозвезды, дипломаты и повесы всех мастей. Известна история о том, как герцог Виндзорский, по-прежнему не изменявший своему английскому портному Шолте, остановил прохожего на Капри и поинтересовался, кто сшил ему чудесный легкий пиджак. Стоит ли говорить, что это была работа Винченцо Аттолини.

Позднее его идеи подхватили другие портные, а также многочисленные фабрики мужской одежды, которые после войны стали возникать вокруг Неаполя. Только в одном местечке Казальнуово тогда жило 14000 портных. Здесь же сегодня находится фабрика Cesare Attolini. Чезаре – сын Винченцо, который нашел способ применить идеи отца в индустриальном производстве. Необычность его подхода состоит в том, что по сути фабрика представляет собой масштабированное ателье. Здесь не один портной шьет изделие от начала до конца, а множество портных трудятся вместе, причем каждый из них отвечает за отдельный этап производства. Даже при изготовлении готовой одежды абсолютное большинство операций выполняется вручную. И славится фабрика все теми же пиджаками Винченцо Аттолини, которые мы теперь знаем как неаполитанские.

Фабрика Cesare Attolini / Фото: facebook.com/cesareattolininapoli

Их легко отличить от прочих по нескольким признакам. Пиджаки чаще всего имеют полуприлегающий силуэт, естественно повторяющий линии тела, а не формирующий их. Линия плеч естественная и на ощупь вы обнаружите самый минимум бортовки на плечах и груди – в моделях с полуподкладкой это легко увидеть. Рукав стыкуется с проймой без выраженного валика, в зависимости от модели он может как бы наползать на плечо или напоминать рубашечный, с характерными ниспадающими складками на плече: они образуются, поскольку раструб неаполитанского рукава чуть шире отверстия проймы. Местные портные любят щедрые детали: широкие лацканы с плавной линией перегиба, скругленные накладные карманы, изогнутый лодочкой нагрудный карман. Конечно, подобные внешние детали разошлись по всему миру, но все же, неаполитанский пиджак вы узнаете сразу, развернув и прощупав его.

Однако и дело Анджело Блази не кануло в Лету. Хотя легкость и комфорт однозначно победили, неаполитанцы уникальны тем, что у каждого свои приемы и шить они умеют по-разному. Паскуале Сабино, ученик Блази, хорошо усвоил его школу, но смог  доработать ее в соответствии с новым временем: «Теперь людям не надо менять костюмы трижды в день или носить смокинги. Им нужен комфортный легкий костюм, который можно носить круглосуточно». Сегодня Sartoria Sabino управляют дети Паскуале: Микеле, Марчелло и Алессандра. И это уже не скромное ателье, а настоящая, хоть и совсем небольшая, фабрика. Готовой одежды она выпускает мало (в основном для нескольких магазинов), ее специализация – made to measure и bespoke. Среди клиентов Сабино много американских бизнесменов, этим объясняется ее сдержанный стиль без нарочитых складок по окату рукава и лихих лацканов. Для них важно учесть индивидуальные особенности клиента. Кого-то, возможно, легкий, как рубашка, пиджак не украсит, и нужно использовать больше приклада, чтобы добиться более гармоничного силуэта, у кого-то одно плечо выше другого и т.д. Мастера должны учесть все эти детали в крое и при подгонке изделий.

Sartoria Sabino / Фото: sartoriasabino.it

Любопытная особенность Sartoria Sabino – это лекала из холщовой ткани вместо привычных, на крафтовой бумаге. Дело в том, что некоторые детали после обработки утюгом приобретают объем и для дальнейшей коррекции и наметки линий сборки плоские бумажные лекала, по которым происходил раскрой, уже не используешь в отличие от пластичных тканевых. Здесь также большую часть операций выполняют вручную, а для клиентов bespoke строят индивидуальные лекала. Но даже к заказам made-to-measure Сабино относятся крайне скрупулезно. В России этот сервис они предоставляют с помощью партнера — ателье Ostojenka Bespoke. И тут их тщательность умножается на два. Московские мастера снимают мерки и проводят примерки (минимум две), а шьются и корректируются заказы в Неаполе.

Ателье Ostojenka Bespoke / Фото: facebook.com/atelierostojenkabespoke

Однако не стоит думать, что неаполитанский пиджак создан лишь для жаркого лета. В России, как и в Англии, оно не столь продолжительно, но вот когда у нас по-настоящему жарко, так это зимой. Позволить себе носить костюм из кашемира или твида при московском отоплении можно только в том случае, если они изготовлены в Неаполе.

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Право.Lifestyle»