Съемочный процесс: как суд в кино превратился в суд над кино — LifeStyle: онлайн издание
Съемочный процесс: как суд в кино превратился в суд над кино
24 июня, 2021

В Голливуде давно бытует мнение, что в ходе производства буквально каждой крупной кинокартины будет подан хотя бы один судебный иск. Как правило, эти дела решаются быстро и редко привлекают к себе много внимания общественности. Но бывают исключения.

В 1993 году в прокат вышел фильм, который не только стал одной из самых культовых судебных драм с очень важной социальной повесткой, но и оказался предметом еще одного разбирательства, которое словно по инерции тоже широко освещалось в американской прессе – на этот раз с киностудией. Речь идет о картине режиссера Джонатана Демми «Филадельфия», ставшей хитом проката. Роль в ней принесла Тому Хэнксу его первую премию «Оскар».

Фильм одним из первых поднял вопрос о проблемах СПИДа и гомофобии. Эта история рассказывается через призму судебного процесса. Если на поверхности она выглядит архетипической схваткой между корпоративным исполином и маленьким человеком, на чьей стороне правосудие, то чуть глубже – это попытка пристальнее взглянуть на тот момент в корпоративной истории США, когда трудовой кодекс и рабочие отношения стали нуждаться в модернизации перед лицом новой острой социальной проблемы.

История повествует об Эндрю Беккете – талантливом юристе, строившем успешную карьеру в крупнейшей юридической фирме. Но все рушится, когда у Беккета диагностируют СПИД, и об этом узнают его коллеги. Против него фабрикуют основания для увольнения, но он успевает подать жалобу на компанию по делу о дискриминации по состоянию здоровья, и оставшаяся часть фильма посвящена его борьбе.

В одном из своих интервью режиссер Джонатан Демми признавался, что считал бессмысленным рассказывать историю людям, больным СПИДом. Он хотел привлечь внимание тех, кому мало известно о болезни, и обратить их внимание на серьезность проблемы – по официальной статистике, к 1994 году СПИД занял первое место в списке причин смертности американцев в возрасте от 25 до 44 лет. Некоммерческая организация Action Wellness, занимавшаяся оказанием помощи людям, страдающим от болезни, даже содействовала тому, чтобы часть массовки в фильме играли именно реальные люди с этим диагнозом.

В 80-е годы осведомленность о болезни была на низком уровне, и именно она стала причиной возникновения конфликта, послужившего вдохновением для фильма. Сюжет картины основан на реальном деле Джеффри Бауэрса, которого в 1986 году руководство фирмы Baker & McKenzie уволило, сославшись на его низкую эффективность в выполнении рабочих задач, но в действительности из-за иррационального опасения перед болезнью, по слухам выкашивающей молодое население страны и свойственной людям со спорными моральными установками.

Том Хэнкс в роли Эндрю Беккета (слева) и Джеффри Бауэрс (справа) /
Фото: hollywood.com, открытые источники

Бауэрс обратился в Управление по правам человека штата Нью-Йорк, и впоследствии судебное разбирательство продолжалось в течение двух лет, уже после его смерти – тем не менее, иск удалось удовлетворить, доказав факт дискриминации. По словам его адвоката, Дэниела Фелбера, «…наследие дела Джеффри Бауэрса состоит в том, что теперь крупные корпорации не имеют права увольнять своих сотрудников на основании состояния здоровья». Впоследствии заболевания, вызываемые ВИЧ-инфекцией, были указаны в списке Закона об американцах с ограниченными возможностями, дополнившего в 1990 году федеральный Закон о защите гражданских прав.

Потребовалось также еще шесть лет на утверждение окончательного решения о размере компенсации за ущерб: рекордные на тот момент 500 тыс. долларов, которые были выплачены семье Бауэрса. Позднее компания подала апелляцию, но затем отозвала ее после конфиденциального урегулирования с семьей.

После этого в 1994 году семья Джеффри Бауэрса подала иск и на киностудию TriStar на 10 млн долларов – в этот раз по обвинению в незаконном использовании в фильме событий из жизни. Согласно материалам дела, в 1988 году продюсер фильма Скотт Рудин встречался с родственниками Бауэрса для обсуждения подробностей его истории. По их словам, они достигли устной договоренности о том, что они разрешат взять элементы его истории за основу для сценария картины. Такая форма договоренности может считаться релевантной в суде только в том случае, если стороны обсудили условия соглашения, и самое главное – согласились с денежной суммой. Родственники Бауэрса посчитали, что обладают достаточными основаниями, чтобы подать на студию в суд, так как утверждали, что Рудин пообещал им заплатить за предоставленные сведения.

В Голливуде существует практика, по которой студии покупают авторские права на истории из реальной жизни у участников тех или иных событий, хотя закон этого не требует, если информация о них находится в открытых источниках. Есть несколько преимуществ, которые дает такое соглашение. Во-первых, это право на эксклюзивные подробности истории более интимного характера, которые не попали в открытые источники – очевидно, что такие инсайты дают возможность сценаристам придать персонажам глубины и достоверности. Во-вторых, при наличии такого соглашения значительно упрощаются бизнес-процессы, связанные с утверждением звезд для исполнения ролей героев истории, продажи сценария студиям и дистрибуции произведения на другие территории. Не говоря уже о несомненном преимуществе в маловероятном, но крайне неприятном случае, если студия-конкурент захочет снять фильм, основанный на той же истории.

Строго говоря, по закону автор не обязан запрашивать разрешение на пересказ реальной истории, но оно защищает от того, чтобы у третьих лиц возникли основания подать на вас в суд. Гораздо проще, если рассматриваемая в фильме история уже ранее была зафиксирована в самостоятельном произведении, например, в статье – как было с картиной «Стриптизерши» с Дженнифер Лопес. В этом случае автору сценария достаточно было приобрести данное разрешение у автора статьи, таким образом облегчая коммуникацию с самими участниками событий.

Кадр из фильма «Стриптизерши» / Фото: снимок экрана

В другом похожем кейсе продюсеры хоррора Джеймса Вана «Заклятие» допустили ошибку, которая обернулась иском в размере 900 млн долларов. В 1978 году автор книги «Демонолог» Джеральд Бриттл сперва обратился к знаменитым экспертам паранормальных явлений Эду и Лоррейн Уоррен с намерением использовать их материалы в своем произведении. Он заключил с ними эксклюзивное соглашение, которое в том числе запрещает использование их истории в любой иной форме медиа. С момента премьеры в 2012 году в рамках хоррор-франшизы вышло уже 8 фильмов, а судебные разбирательства продолжаются до сих пор, обрастая порой пугающими подробностями и новыми исками.

Кадр из фильма «Заклятие» / Фото: kinopoisk.ru

К счастью, создателям «Филадельфии» вновь удалось договориться с семьей адвоката, до последнего боровшегося за справедливость. Как и в случае с апелляцией в первом деле, условия этих новых договоренностей не разглашались.

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Право.Lifestyle»