Облик юриста: консерватизм vs эксцентрика — LifeStyle: онлайн издание
Облик юриста: консерватизм vs эксцентрика
23 апреля, 2021

Во внешнем облике от юриста требуется то же, что и в работе – компетентность, точность и безупречность. Но иногда дело выигрывает парень в полосатых носках.

Главный герой сериала Suits (в русском переводе «Форс-мажоры») Харви Спектер, партнер в успешной юридической фирме, достижения которой отмечены угловым офисом в центре Манхэттена, первым делом заставляет своего юного протеже выбросить узкий мальчишеский галстук и купить приличный костюм. По правде, к самому Спектеру не только в плане профессиональной компетентности (истинные юристы критично оценивают сериал), но и по части гардероба можно предъявить претензии. Он носит хорошо скроенные однобортные пиджаки с лихими остроконечными лацканами – модель Windsor марки Tom Ford. Хотя традиционно в таких пиджаках делают прорезные карманы в рамку, для этой модели использованы клапанные косые карманы, включая британский кармашек для билетов. И эти детали, которые бросаются в глаза, художники по костюмам использовали неслучайно. Подобный пиджак, скорее всего, подошел бы «волку с Wall Street» – он слишком откровенно выдает в герое нарцисса, каковым Спектер и является. Но какой клиент захочет иметь дело с юристом, которого в первую очередь волнует собственный безупречный вид?!

Кадр из сериала «Форс-мажоры» / Фото: kinopoisk.ru

Конечно, в сериале образ успешного адвоката утрирован, в реальности все гораздо прозаичнее. Если в высоких юридических кругах в США внешние символы успеха важны и люди стремятся подчеркнуть их в своем облике, как и в Милане, где, возможно, и не стремятся, но само собой получается, то даже в Лондоне – и что уж говорить про Москву – хорошо одетый юрист, скорее, исключение. Вряд ли стоит в сотый раз говорить о том, как важно профессионалу достойно выглядеть. На мой взгляд, это не право, а обязанность. «Если мужчина участвует в президентской гонке, претендует на высокий пост или хочет получить хороший столик в модном ресторане, скорее всего, он наденет костюм. Хорошо скроенный пиджак с сочетающимися брюками остается униформой официальной власти, он демонстрирует цивилизованность, дипломатичность и самоконтроль», – пишет американский эксперт мужского стиля Алан Флассер, и ключевое слово тут – униформа.

Алан Флассер / Фото: открытие источники

К услугам юристов мы прибегаем в крайнем случае, когда все остальные пути решения проблемы исчерпаны, так же, как к услугам хирургов. Мы вверяем свои дела, проблемы, финансы, а иногда и жизнь человеку, от которого ждем абсолютного профессионализма. А что позволяет нам удостовериться в профессионализме, кроме личной рекомендации, логотипа известной компании на визитке и счета за услуги? Конечно же, униформа. Мы хотим, чтобы врач был одет в белое (хотя сегодня это, скорее, синее или зеленое, особенно у хирургов), а пилот – в ладно сидящую темно-синюю униформу. Так же юрист всем своим видом должен вызывать доверие, олицетворять превосходство и демонстрировать власть – главным образом, над ситуацией. Но достичь этого помогает не power suit, как у Харви Спектера, а suit power – сила, которая кроется в консерватизме.

Консервативный не значит безликий, скучный, напротив, это предполагает безупречно сидящий, сшитый из хорошей ткани костюм без единой сомнительной и раздражающей детали. Это признак скрупулезности, знания законов и правил стиля и умения применять их так, чтобы они не ограничивали свободу, а, напротив, гарантировали ее. Некоторые тонкости могут распознать и оценить лишь люди с хорошим вкусом: обметанную вручную миланскую петлицу на лацкане, ультраконсервативный галстук из архивного шелка (нет, Hermes с мелким рисунком в виде животных не подходит), белый платок, тонкой риской выглядывающий из нагрудного кармана, неброские запонки на манжетах изготовленной на заказ сорочки (и никаких вышитых инициалов на них), идеально начищенные красивой формы оксфорды и… потертый портфель, вызывающий уважение и наводящий ужас на оппонентов. На нем не может быть логотипа модной марки, в идеале он должен быть изготовлен компанией, которая специализируется на аксессуарах (да, Hermes подойдет). Такой портфель красиво состарится, переживет несколько ремонтов и уйдет на пенсию вместе со своим владельцем. Что же касается деталей, позволяющих «проявить индивидуальность» – цветных петлиц, шестигранных пуговиц и прочих фигурных вырезов на манжетах под часы – стоит помнить, что для портных, которые их предлагают своим клиентам, забронированы места в 9 круге Ада «для обманувших доверившихся». Как верно заметил исследователь мужского стиля Брюс Бойер, «эксцентричность и смелость мужчины в деловом костюме принимает вид тайного или малоприметного аксессуара: красных подтяжек, носков с рисунком пейсли или нижнего белья в шотландку – снаряжения, обычно скрытого под другой одеждой, или секрета, оберегаемого ото всех, кроме самых интимных глаз».

Однако есть и антиподы консерваторов – юристы-эксцентрики. Их существование можно оправдать тем фактом, что адвокат (в сильном упрощении) – это связующее звено между клиентом и судьей. И каждый из них должен увидеть в нем другую сторону. И доколе судятся звезды кино и эстрады, спортсмены и художники, до тех пор будут существовать и юристы, не чурающиеся откровенно модной обуви или костюма в слишком яркую полоску. Решение, доверять ли адвокату, одетому как шоумен, пусть останется на совести доверившегося. Музыкальный критик и автор книги «Быть джентльменом. Гид по стилю, этикету и жизни для современного мужчины» Гленн О’Брайен писал: «Костюм в тонкую полоску выглядит более формально, тогда как в меловой полоске есть определенный вызов и в зависимости от того, на кого он надет, легкий налет на криминальность. Я бы не стал надевать меловую полоску в суд, будучи истцом или ответчиком, но судье такой костюм вполне подойдет. <…> Мы даже видывали, как некоторые голливудские портные делают полоски из набранных крошеным шрифтиком имен и инициалов своих клиентов, а это уже вообще за гранью добра и зла». Действительно, у каждой компании, торгующей тканями, есть такие образцы, но тех, кто вам их предлагает, нужно сразу посылать в направлении восточных деспотий.

Эд Хейс / Фото: открытые источники

Все дело в той грани, которая отделяет индивидуальность от клоунады. И первое – настоящая редкость. Есть в ряду юристов-эксцентриков интересный пример – нью-йоркский адвокат Эд Хейс, среди клиентов которого Роберт де Ниро, Сай Ньюхаус, Анна Винтур, Пи Дидди, Дженнифер Лопес, Руди Джулиани… В 1980 году Энди Уорхол написал о нем в своем дневнике: «Адвокат защиты Эд Хейс выглядит так, словно появился из «Лаверны и Ширли» (американский ситком – А.Р.), как персонаж, которого люди приглашают на вечеринки, чтобы он смешно одевался, скакал вокруг и выкидывал прикольные штуки. Примерно 29 лет, одет в стиле 40-х, с очень старомодной стрижкой. Он сказал мне: «Я вытяну тебя из любой передряги». Ирония в том, что именно Хейс занимался наследством Энди Уорхола после его внезапной смерти в 1987 году, и судебные тяжбы по этому делу идут по сей день. Хейс уникален в своем стиле. Он носит пиджаки в броскую полоску и нередко с манжетами, как на домашних халатах и курительных пиджаках, розовые рубашки в клетку, полосатые носки Gallo, яркие подтяжки и не чурается даже пурпурной обуви. На мыске его левой туфли выбита фигурная E, на левой – H, его инициалы. Обувь он заказывает в лондонском ателье Gaziano & Girling, которое даже назвало одну из своих моделей (к счастью, более сдержанную) Hayes. Костюмы адвокату шьют нью-йоркский портной Винсент Николози и лондонцы Anderson & Sheppard. Хейс любит рассказывать, как он заработал на свой первый костюм с Сэвил Роу. В 90-х полиция накрыла чернокожего гангстера по прозвищу «Пистолет» с огромной порцией кокаина, 30 000 «грязных» денег и оружием, но Хейсу удалось его отмазать. На следующее утро подружка гангстера появилась в офисе адвоката и поставила перед ним сумку, полную драгоценностей. Хейс не стал интересоваться их происхождением. Он тут же позвонил в Anderson & Sheppard и назначил встречу, зашел на 47-ю улицу, продал драгоценности и, буквально запихнув рулон с наличными в носок, сел на ближайший рейс в Лондон. Это кино! – скажете вы и будете правы. Хейс в действительности послужил прототипом юриста Томми Киллиана, героя романа Тома Вулфа «Костры Амбиций», который в экранизации (в российском прокате — «Костер тщеславий») оказался одет гораздо скромнее. Но, так и быть, если вы достойны того, чтобы стать героем романа, смело надевайте полосатые носки.

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Право.Lifestyle»