Демоны на миллиард: из каких судов появилась хоррор-франшиза «Заклятие» и к каким судам привела — LifeStyle: онлайн издание
Демоны на миллиард: из каких судов появилась хоррор-франшиза «Заклятие» и к каким судам привела
23 июля, 2021

10 июня на экраны вышла третья часть знаменитой хоррор-франшизы «Заклятие: По воле дьявола». Фильм рассказывает о реальном случае, когда обвиняемого в убийстве Арне Джонсона впервые в судебной практике пытались оправдать на основании одержимости потусторонними силами.

Это второй случай в истории, когда одержимость нечистой силой оказывается в центре внимания судебной экспертизы – первым был случай немки Аннелизы Михель, которая предположительно находилась в состоянии одержимости, вследствие чего ее организм подвергался сильному истощению, что привело к ее смерти. Перед судом предстали ее родители, которые среди мер по предоставлению помощи девушке отдавали предпочтение сеансам экзорцизма, нежели медицинской помощи. По этой истории снята уникальная лента «Шесть демонов Эмили Роуз», которой удалось найти успешный и необычный баланс между жанрами хоррора и судебной драмы.

Но при всех художественных достоинствах подобных историй, правовой материал в них довольно однозначный: в обоих реальных случаях обвинение не ставило одержимость демонами в один ряд с видами невменяемости, имеющими более легитимную правовую основу для смягчения приговора, – Джонсон был приговорен к 10-20 годам лишения свободы, а родители Аннелизы – к условным срокам.

Гораздо больший интерес представляет то, как этот и несколько других подобных случаев впоследствии стали частью миллиардной хоррор-франшизы, и какие правовые последствия преследуют ее создателей до сих пор.

Первый эпизод в киновселенной студий Warner Brothers и New Line Cinema – фильм Джеймса Вана «Заклятие» вдохнул новую жизнь в жанр хоррора в 2013 году, когда он собрал в прокате свыше $318 млн и вызвал шквал восторженных отзывов зрителей и критиков. Перед остальными представителями жанра картина имела явное преимущество: ее сюжет был основан на историях из жизни реальных людей, чьи профессии придавали больше ужасающей достоверности событиям, свидетелями которых они оказались. Героями истории были профессиональные исследователи паранормальных явлений Эд и Лоррейн Уоррен, которые за свою успешную 50-летнюю карьеру смогли рассмотреть более 10 тысяч разных случаев, в которых предположительно были замешаны потусторонние силы.

В одних таких случаях для странных явлений удавалось найти вполне логичные объяснения, в других же – то, что Уоррены признавали паранормальным, не представляло угрозы ни для кого. Но все же в их практике нашлось место нескольким по-настоящему жутким инцидентам, достойным увековечивания в произведениях для поклонников жанра ужасов.

Именно такой потенциал разглядел сначала писатель Джеральд Бриттл, а позднее – кинопродюсер Тони Де Роза-Грюнд, убедивший Уорренов экранизировать то, что им довелось пережить. Впоследствии все оказалось не так просто.

В 1978 году Джеральд Бриттл добился соглашения с четой Уорренов на использование материалов их историй для создания книги «Демонолог». Это эксклюзивное соглашение предполагало, что, запечатлевая события, описанные в материалах их расследований, в художественной форме, он становится одним из правообладателей, и создание любых других произведений по мотивам этих историй должно также согласовываться с ним.

Кадр из фильма «Заклятие» / Фото: New line cinema

Спустя почти 40 лет, в 2016 году, когда в рамках киновселенной в прокат было выпущено уже три фильма, Бриттл подал в суд на студию Warner Bros. за нарушение условий этого соглашения. Размер иска потряс своим масштабом всю киноиндустрию: это была сумма, приближающаяся к кассовым сборам всех фильмов, вышедших в рамках киновселенной – «демонические» $900 млн. Голливудские издания били тревогу о возможном прекращении работы над всеми запланированными сиквелами в франшизе, а армии недоброжелателей в комментариях порицали жадных продюсеров за несправедливое обращение с реальными авторами. Адвокат писателя Патрик Генри обвинял студии в нечеловеческом цинизме, так как они не могли не знать об этом обстоятельстве, имея в распоряжении свои масштабные правовые ресурсы. Но, возможно, именно благодаря этим несоразмерным правовым ресурсам студии демонстрировали спокойствие, будто им ничего не угрожает.

Одним из контраргументов студий являлось то, что они вовсе не использовали события, описанные в книге, но руководствовались тем, что называли «реальными историческими фактами», несмотря на то, что автор романа неоднократно заявлял, что таковым места нет, так как все материалы Эда и Лоррейн Уоррен основаны на лжи.

При прочих равных авторы фильма, сюжет которого основан на реальных событиях, не несут правовой ответственности за использование этих фактов в качестве основы для сюжета – это гарантирует первая поправка к Конституции США. В то же время, идя по этому пути, авторы могут попасть на минное поле оснований для обращений в суд, самым распространенным среди которых является представление реальных героев или событий в невыгодном свете, даже если что-то из этого хоть немного напоминает происходившее в действительности. Ненароком авторы фильма могут также нарушить право гражданина на неприкосновенность его частной жизни, привлекая к определенным событиям из его биографии ненужное внимание. Так, студия Universal стала фигурантом дела о нелицеприятном изображении сотрудников и процедур Агентства по борьбе с наркотиками в фильме «Американский гангстер».

Кадр из фильма «Американский Гангстер» / Фото: kinopoisk.ru

Существует целый ряд мер, к которым продюсеры могут прибегнуть, чтобы избежать подобных проблем. Самый простой, базовый, но нередко затратный способ – выкуп прав на историю у реальных участников – это называется английским термином «life rights». Как правило, это обращает реальных участников событий и их родственников в союзников, помогает раскрыть важные подробности истории и характеров, и ограничивает число их возможных претензий в будущем.

Второй уровень защиты, гораздо сложнее – это полная переработка истории: не упоминаются настоящие названия и имена, события разбавляются вымыслом до такой степени, чтобы суть конфликта могла остаться примерно той же, но чтобы ни у кого не возникло подозрений ни на одно возможное сходство. Как правило, такая защита закрепляется дополнительной работой частных компаний, которые занимаются исследованиями бэкграунда сценариев – процедуры под названием «Clearance Research». Они проверяют, чтобы в сюжете не встречалось никаких совпадений и после выдают продюсерам на руки специальный отчет, свидетельствующий о том, что в истории нет оснований для подозрений в нарушении каких-либо прав или в клевете.

Продюсеры «Заклятия» знали, что им ничего не угрожает в деле с Бриттлом, так как они уже были вовлечены в правовую баталию с еще одним, ключевым участником этих событий, который, как выясняется, был теневым «кукловодом» всей этой истории – Тони Де Розой-Грюндом.

Позднее, после серии внутренних разбирательств, Бриттл и представители студии сообщили в своем совместном заявлении: Де Роза-Грюнд заставил Бриттла подать иск на студии в 2016 году – это был очередной удар в сторону студий в рамках многолетней правовой борьбы. В своих заявлениях Бриттл даже упоминал, что он контролировал весь процесс и даже угрожал его адвокатам в случае допущения ошибок. Если знать предысторию этого разбирательства, то становится понятно его ревностное отношение к работе с любыми документами.

Это был один из множества выпадов Тони Де Розы-Грюнда в сторону киностудии – его правовая баталия за права на истории Уорренов продолжается с 2013 года. Кому-то может показаться, что это попытки наверстать упущенный успех или благородная борьба за справедливость – неясность многих обстоятельств не позволяет с точностью определить, кому какие права принадлежат в этом деле.

Лоррейн и Эд Уоррен / Фото: открытые источники

В 1990-е годы Тони Де Роза-Грюнд был в хороших отношениях с супругами Уоррен и регулярно обсуждал с ними их истории с целью разработки экранизации. На основе их интервью появилась на свет первая сценарная заявка фильма «Заклятие», которая представляла из себя расширенный синопсис с описанием событий, происходящих в каждой сцене.

На тот момент он основал несколько продакшн-компаний, через которые эти права были приобретены, но в 2009 году кредиторы подвергли его принудительной процедуре банкротства, о чем он заявил в суде в соответствии с главой 7 Кодекса о банкротстве США.

Данная процедура предполагает подачу ряда документов, в которых должны быть указаны разные категории активов и вся финансовая информация о субъекте банкротства. Они подразделяются на несколько категорий, каждая из которых обозначается одной из букв от A до J, где А – это список всей недвижимости субъекта, В – список личной собственности, включая драгоценности и ценные бумаги, I – список источников дохода и т.д.

Опасность заключается в том, что если субъект не вносит что-то из своей собственности в эти декларации, суд не признает их ценности для погашения задолженности.

Таким образом, Де Роза-Грюнд не указал среди прочего ту самую сценарную заявку на «Заклятие» и права на другие материалы Уорренов, объясняя это тем, что на тот момент он не видел в них ценности. Впоследствии эту заявку приобрела компания «New Line Cinema» в обмен на гонорар и указание его имени в числе продюсеров. Когда же после успеха картины ценность сценарной заявки стала очевидной, он подал повторное обращение с просьбой внести ее в список описываемого имущества, чтобы был произведен перерасчет, и он смог бы получить денежные средства, на что впоследствии суд ответил отказом, увидев в этом махинацию.

Кадр из фильма «Заклятье» / Фото: kinopoisk.ru

Среди прочего Де Роза-Грюнд обвиняет киностудию в незаконном приобретении прав на экранизацию, а также на незаконное производство сиквелов в рамках франшизы, рейдерском захвате его компании и отмывании денег. Разбирательства продолжаются до сих пор, и киностудии даже предпринимали попытки идти на мировую с Де Розой-Грюндом, указывая его в числе продюсеров проекта и выплачивая сумму в $750 тыс.

По словам адвоката New Line Cinema Бенджамина Роттенборна, все, чем занимаются Бриттл и Де Роза-Грюнд последние годы, – это попытка саботировать успех франшизы даже ценой признания историй семьи Уоррен ложью.

Впрочем, свидетель знаменитого судебного разбирательства над Арне Джонсоном Карл Глатцель придерживается того же мнения: сейчас он утверждает, что в далеком 1981 году Эд и Лоррейн Уоррен обратили внимание общественности на это дело для собственной выгоды и самопиара. Они убедили всех в том, что в Арне Джонсона вселился злой дух именно после проведения обряда экзорцизма над младшим братом Карла, который, по его словам, страдал от сильного психического расстройства, и никакие темные силы тут ни при чем.

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Право.Lifestyle»